Алик АБДУЛГАМИДОВ – Тень отца Гамлета или кто убивает дагестанские СМИ?

ТЕНЬ.jpg

 Центр развития региональной журналистики «Каспий-медиа»

Алик АБДУЛГАМИДОВ

ТЕНЬ ОТЦА ГАМЛЕТА

или Кто убивает дагестанские СМИ?

МАХАЧКАЛА – 2015

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

302b9c227c50b8734e7b50eb908ed9ff_XL.jpg

В СССР ходил анекдот – «Что общего между мухой и министром?» – «Их обоих можно убить газетой». Сегодня, к сожалению, уже нельзя этого делать. Министры-казнокрады, как в известной крыловской басне «Муха и Пчела», «…коль выгонят в окно, так я влечу в другое». Они запаслись депутатским иммунитетом, честно награбленными капиталами и полезными связями. Даже шокирующие общество разоблачения, появляющиеся регулярно в газетах, не способны повлиять на судьбу этих незаменимых «застенчивых воров».

Сегодня убивают журналистов, на них идет охота. В Дагестане уже погибли 17 талантливых и ярких представителей прессы. Заклятые друзья – власть и СМИ – не находят общего языка. Чиновники не заинтересованы в выполнении СМИ роли коммуникатора между гражданами, обществом и властью. Они хорошо понимают, что качественная журналистика способна не только обеспечивать властям поддержку, но и, наоборот, консолидировать протестные настроения в обществе. Журналистика помогает обществу увидеть на себя со стороны. Она выявляет интересы граждан, доводит до общества озабоченности людей какими-то проблемами, формирует общественное мнение относительно действий или бездействий властей. А находящиеся же под контролем властей средства массовой информации чаще всего сосредоточены на оправдании своего существования. Баланса между свободой и ответственностью так и не удается достичь.

Помните строки из песни Владимира Высоцкого – «Я согласен бегать в табуне, но не под седлом и без узды!»? Думаю, поэт писал эти слова и о журналистах, которые вопреки всему продолжают служить обществу. Служить или прислуживать? – гамлетовский вопрос современной журналистики.

Эти статьи и интервью, посвященные проблемам взаимоотношений власти и СМИ, а также состоянию современной журналистики, были ранее опубликованы в периодической печати Дагестана и вызвали большой резонанс в обществе. Но вопросы, поднятые в них, к сожалению, и сегодня актуальны.

ДИАГНОЗ СМИ: КАДРОВЫЙ ГОЛОД

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\КАРИКАТУРА\B7IiYvtIQAAUYLw.jpg

 

Количество газет, журналов и телеканалов в Дагестане только за последние пять лет выросло почти вдвое. По данным управления Росохранкультуры РФ по ЮФО, в нашей республике зарегистрировано 446 СМИ. Среди дагестанских средств массовой информации преобладают газеты — 232, на втором месте телекомпании — 136 и третью строку в этом списке занимают радиостанции: их в республике 39. Большинство СМИ — 169 газет и телекомпаний имеют республиканский статус. По оценке экспертов, дагестанские СМИ преимущественно светские и только около 10 изданий и телестудий занимаются исключительно пропагандой ценностей ислама.

Первый вывод экспертов: времена монополии однопартийной печати безвозвратно прошли. Сегодня можно читать не только «Правду» и смотреть не только единственный телеканал Центрального телевидения. Второй вывод не так оптимистичен. «Четвертая власть» хронически больна.

«Четвертая власть»: «Мы ищем таланты…»

Исследования рынка республиканских СМИ привели к любопытным результатам. Сегодня перед редакциями газет и телекомпаний, кроме мате-риальных проблем (у сотрудников многих газет, в частности, очень мизерная зарплата: 4,5 — 6 тыс. рублей), остро встали и неожиданные, на первый взгляд, вопросы. Профессиональная этика, социальная ответственность и мастерство — вот основные проблемы современных дагестанских СМИ. А дефицит профессиональных кадров, по данным Центра развития региональной журналистики «Каспий-медиа», как читатели, так и представители прессы называют главной проблемой печатных изданий и электронных средств массовой информации.

В 90-е годы руководители некоторых новых московских газет пытались совершить революцию в кадровой политике. На работу в редакцию брали людей с навыками мышления, стилем, более или менее умеющими излагать свои мысли, и за три недели делали их журналистами. Эксперимент для «Коммерсанта» оказался удачным. Но это исключение из правил. Разумеется, профессиональные навыки привить грамотному человеку несложно, если есть сильная мотивация к ремеслу. Но помимо умения писать тексты ему еще нужна та профессионально-этическая подготовка, которая делает вчерашнего школьника, юриста или экономиста не просто репортером, но профессионалом, отдающим себе отчет о возможных последствиях своей деятельности.

Такие «революционные» процессы в журналистике привели, как говорит известный актер Армен Джигарханян, к тому, что «в этой профессии (журналистике) в последнее время очень много людей случайных и малопонимающих в том, о чем они пишут».

Древние люди говорили, что, в общем, и вороне можно перья натыкать, но павлином она все равно не станет, более 70% сотрудников республиканских изданий и телевидения не имеют специального образования. Их в редакциях некому учить, как работать с фактами, как выстраивать материал и как писать текст. Речь, разумеется, не идет об идеологических установках. Разговор — об объективности, о полноте информации и об оперативности. 0 профессионализме. Грубые фактические и грамматические ошибки в публикациях, глобальные выводы без серьезной аргументации, отсутствие аналитической проработки острых проблем, подмена журналистики пиаром и пропагандой — вот некоторые грехи нашей прессы. Общество сегодня требовательнее и разборчивее к СМИ, к качеству их работы, чем в прошлые годы. Читатель голосует рублем: чуть ли не половина тиража у некоторых газет остается невостребованной.

Старый лозунг «Кадры решают все» для дагестанской журналистики сегодня стал очень актуальным. Требуются не просто журналисты, а талантливые корреспонденты, репортеры. Даже очень популярные еженедельники вынуждены регулярно давать объявления: «Требуются таланты…».

Особенно критическая ситуация сложилась в национальной прессе. Более 80% сотрудников газет пенсионеры, а молодые специалисты в последние годы редкие гости в редакциях. Полосы газет пестрят перепечатками из других изданий. Другие публикации чаще носят комплементарный характер, в них нет глубины и анализа проблем. Эксклюзивный качественный материал — событие. И как следствие — упали тиражи газет.

СМИ испытывают острый голод на молодых талантливых журналистов. И это при том, что ДГУ ежегодно выдает своим выпускникам около 50 дипломов журналистов. А кого же мы выпускаем?

Выпускаем полуфабрикаты?

Преподаватели жалуются, что качество первичного материала, т. е. абитуриентов, с каждым годом становится низким. А в этом году и с количеством поступающих на отделение журналистики вышел конфуз: не было даже конкурса. Подали документы на заочное отделение всего 12 выпускников школ при плане набора 35 человек, не лучше была ситуация и на очном. Выбирать не приходится. Не из кого. Эксперты говорят, что проблема не только в падении престижа профессии, но и в отсутствии целенаправленной и систематической профориентационной работы. В результате «лепим» из того, что под руками.

До 70-х годов прошлого века абитуриентам для успешного поступления на журналистскую специальность требовался двухлетний трудовой стаж. Вузы отбирали только людей, знакомых с реальной жизнью. Затем был введен особый вступительный экзамен — творческий конкурс. Теперь, получается, и посторонним вход не воспрещен?

Около десяти лет я стараюсь совмещать работу корреспондента Первого канала с преподавательской, делюсь своим опытом и знаниями с юными коллегами. Вот до боли знакомая история. Приходят вчерашние школьники в обшарпанные аудитории и часами слушают рассказы про журналистику. И так пять лет кряду. Нет ни одного компьютера для выпуска пробной газеты. Ни одной верстальной программы. Нет ни одного демонстрационного зала. Здесь журналистике учат на пальцах. И чаще всего студентов учат юные теоретики, которые сами ни дня не работали в СМИ. Хорошие журналисты-практики неохотно идут в университет — хлопот много, а оплата смешная.

Конечно, журналисту нужна интуиция, чутье, умение разглядеть и понять больше, чем то, что лежит на поверхности. Университет дает общее гуманитарное образование, здесь преподаватели должны учить студентов коммуникациям, работе с информацией. Но как это делать без современных компьютеров, издательских комплексов, телевизионного и радиооборудования? И что это за подготовка специалистов в XXI веке?

Психологи говорят, что в процессе подготовки специалистов необходимо ориентировать их на достижение успеха и результата, одновременно стимулируя это стремление конкретными формами поддержки и бонусов. Хорошую учебу и творческие успехи стимулировать, например, поездкой на, практику в редакцию популярной столичной газеты. В давние (но не такие уж!) времена студенты- журналисты каждое лето за счет вуза направлялись в редакции газет всей страны — от Владивостока до Бреста и от Кушки до Североморска. В годы учебы в Ростовском госуниверситете я успел пройти практику в далекой Кировской области и на Украине. Но та система производственной практики развалилась. Сегодня в редакциях никто не хочет возиться с практикантами. А выпускников чаще всего берут на работу с испытательным сроком или по краткосрочному договору. У большинства этих юношей и девушек, действительно, нет ни опыта, ни достаточных навыков, чтобы с ходу войти в творческий и производственный процесс.

«Кому нужны ваши полуфабрикаты?» — застыл в глазах редактора вопрос. Вот и получается, что ежегодно университет выдает до 50 дипломов с записью «специальность — журналистика», но только единицы остаются в профессии. Даже получив диплом, молодые не всегда знают, что их ждет и какие есть перспективы. Еще гораздо больше тех, кто и перед выпуском не понимает, почему пять лет назад они поступали на отделение журналистики.

Ситуацию разные СМИ по-разному пытаются переломить. К примеру, на первом спутниковом канале республики — РГВК «Дагестан» — регулярно приглашают из Москвы признанных в журналистике авторитетов, устраивают для своих сотрудников обучающие семинары и мастер-классы, доводят «полуфабрикатов» до кондиции. У других СМИ нет таких возможностей. Как им быть?

Госзаказ для СМИ

Очевидно, что улучшение качества подготовки кадров для местных СМИ сегодня жизненно необходимо. Реформа журналистского образования нужна прежде всего обществу, заинтересованному в развитии умной, высокотехнологичной, качественной журналистики.

Говорят, что в недрах Минобрнауки РФ уже подготовлены предложения по пересмотру государственных образовательных стандартов и учебных программ в сфере СМИ. Даже там, даже чиновники поняли, что основная проблема — оторванность современного высшего образования от реальной практики.

Но «профессиональное образование может дать лишь тот вуз, который имеет полный набор учебных лабораторий и соответствующей техники: телестудию, радиостудию, лингафонный кабинет, фото-лабораторию, редакционно-издательский центр, хорошую библиотеку», — утверждает М. Шишкин, декан факультета журналистики Санкт-Петербургского госуниверситета.

Трудно не согласиться с профессором. Как можно из вчерашнего школьника, плохо представляющего себе реальную жизнь, при отсутствии качественных учебников и учебных лабораторий, при преподавателях, слабо знакомых с практической журналистикой, подготовить квалифицированного журналиста?

Почему-то никому в голову не придет начинать подготовку химиков или физиков без лабораторий, лазеров и мазеров. А журналистов в Дагестане почти два десятка лет «куют» в аудиториях, где нет даже самого элементарного — компьютера с программой верстки газет, телевизора, видеомагнитофона и видеокамеры.

В соседнем Ставропольском госуниверситете значительно позже ДГУ начали подготовку журналистских кадров. Но там не только создали солидные кафедры и творческую атмосферу. Студенты имеют возможность круглосуточно бесплатно работать в интернете. К их услугам фотолаборатория, учебная радиостудия и учебная телекомпания, а также медиацентр, и все они оснащены самой современной техникой. Там студенты производят программы для областного телевидения и выпускают свою газету. Они с первого курса вместе с теорией предмета на практике осваивают ремесло и энергично входят в профессию. Такие же условия созданы и на самом молодом факультете журналистики в Кубанском университете.