Прощай, «голубой экран»?

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\КАРИКАТУРА\d-1.jpg

По данным ВЦИОМ, главным источником информации о событиях в стране и мире для россиян по-прежнему остается телевидение. Правда, по оценке экспертов, его популярность за последние годы снижается. Если в 2015 году около 62% россиян называли телевидение основным источником новостей, то в 2016 году количество таких телезрителей снизилось до 52%. При этом социологи отмечают тенденцию последних лет – россияне активно переходят в Сеть. Около трети опрошенных – 32% респондентов – уже регулярно проявляют интерес к новостному Интернету. А как же в Дагестане складываются отношения зрителей и телевидения? Влияют ли современные телекоммуникационные и информационные революции на предпочтения дагестанцев?

За правдой в… Сеть

С сентября 2016 года по июнь 2017 года Центр развития региональной журналистики «Каспий-медиа» провел среди жителей республики опрос, посвященный проблемам современного регионального ТВ. Респондентами в основном были молодые люди в возрасте до 35 лет. Опрос проводился в 5 городах и 27 сельских населенных пунктах среди почти 1200 человек. По данным центра «Каспий-медиа», молодые дагестанцы разочаровались в региональном телевидении. Только 26% из них получают информацию о событиях в республике из новостных программ местного телевидения, а 65% респондентов удовлетворяют свои информационные запросы в интернете (информационные сайты, социальные сети и блоги). Любопытно, что количество черпающих новости из сетей за последние пять лет в Дагестане возросло в 2,5 раза.

Аналогичный опрос «Каспий-медиа» проводил еще и в 2012 году. Сравнивая те и нынешние результаты исследований, эксперты выявили печальную тенденцию: региональное телевидение катастрофически теряет аудиторию. Речь идет не только о тех, кто предпочитает телевидению новые коммуникации. За последнее время в Дагестане на 25% возросло также число тех, кто доверяет только федеральным телеканалам (до 84%).

По оценке экспертов, это связано с отсутствием у местных каналов самостоятельной редакционной политики и чрезмерной их ангажированностью. Региональные госканалы часто замалчивают важные события в республике, опасаясь недовольства местных чиновников.

А как же распределились предпочтения зрителей среди основных телеканалов республики? Чаще всего молодые дагестанцы смотрят РГВК (71%), на второе место неожиданно вышла новая телекомпания ННТ (17%), а на третьем – ГТРК (12%). Но фавориту этой гонки за зрителем (РГВК) вряд ли стоит на лаврах почивать. На 13% уменьшилась за последние пять лет его молодежная аудитория. По мнению экспертов, не лучшим образом на работе канала сказывается кадровая чехарда (пять генеральных директоров за пять лет). Отталкивают зрителей также отсутствие внятной информационной политики. Пока ситуацию не спасает даже объявленное переформатирование канала и начавшееся на официальном сайте телекомпании и в социальной сети Вконтакте он-лайн вещание. Зрителей не устраивает предлагаемый контент. По их мнению, нет в эфире остроты, нет творческих поисков и новых тем.

Появление на информационном поле нового игрока – телекомпании «Наше национальное телевидение» (ННТ) – пока единственная хорошая новость для телезрителей. В начале работы ННТ позиционировала себя как чисто исламский канал, но сегодня телекомпания выходит из этих жестких рамок, активно завоевывает разноплановую аудиторию, расширяя географию и тематику программ. Если не будет проблем с ресурсами, то, возможно, очень скоро молодая и амбициозная команда ННТ составит серьезную конкуренцию старожилам республиканского телевизионного эфира.

Портрет все еще не в фокусе

В сером потоке однообразного и скучного общественно-политического вещания местных каналов, кроме новостных передач, только программы на национальных языках привлекают внимание дагестанцев (10%). Зрители считают, что региональные телевизионщики мало уделяют внимание проблемам социальной справедливости (27%), коррупции (24%) и образования (14%). Они хотят, чтобы в сетке вещания дагестанских каналов появились новые образовательные (33%), просветительские (25%) и дискуссионные передачи (23%). Любопытно, что пять лет назад молодые дагестанские зрители отдавали предпочтение другим темам – безработице и экстремизму.

В ходе опроса молодые дагестанцы имели возможность дополнить ответы на анкетные вопросы своими пожеланиями. Многие оставили конструктивные предложения и дали жесткие оценки работе дагестанского телевидения. Чаще всего люди требуют от телевизионщиков правды. Зрителям не хватает объективности и оперативности при освещении событий в Дагестане. Зрители устали от монологов чиновников. Они недовольны перебором в новостях материалов о конференциях и форумах, требуют больше уделять внимание жизни простых людей, освещать социальные проблемы и активно разоблачать коррупционеров. Они жалуются, что в эфире нет информационно-аналитических программ и очень мало качественных передач о нашей республике: истории, культуре и природе.

«К сожалению, на наших телевизионных каналах не знают своих зрителей. Как-то не принято в нашей республике проводит социологические исследования аудитории СМИ. Дело даже не в финансовых проблемах и в нехватке квалифицированных специалистов. Руководители государственных средств массовой информации, видимо, боятся узнать объективную картину. Тогда из сетки вещания телекомпаний пришлось бы убрать программы, которые вызывают интерес только у родственников ведущего и у близких его героев. Развеялись бы мифы о популярности псевдоактуальных передач, исчезли бы из эфира морализаторство и поучения, выдаваемые как аналитику», – пишет слушатель магистратуры одного из вузов республики Зарина Алиева.

Вот и «кормят» дагестанцев государственное телевидение «диетической» продукцией далеко не первой свежести. А чтобы составить адекватное и калорийное эфирное «меню», действительно, нужно, как минимум, знать потребности, вкусы и интересы зрителя. Пока же, как пишет библиотекарь Анна Каитова, «телевизионный портрет республиканского зрителя напоминает фоторобот, составленный со слов полуслепого и полуглухого свидетеля».

Но чиновники от СМИ продолжают желаемое выдавать за действительное. Замминистра печати и информации Дагестана некий господин Снегирев, выступая на днях на Российском интернет-форуме «РИФ, Кавказ-2017», ошарашил журналистов сенсацией. По его словам, в республике «есть группа роста – это телевидение, доверие к которому выросло с 14% до 18%». Видимо, в тиши кабинетов гадали на кофейной гуще и получили нужный для начальства результат.

А тем временем незнакомый чиновникам и телевизионщикам дагестанский зритель голосует пультом и… ногами. Если во время предыдущего опроса дагестанцы на местном телевидении преимущественно смотрели спортивные передачи (25,9%), то сегодня предпочтение отдают новостям (78%). Поэтому, видимо, отвечая на вопрос: «Какие программы дагестанского телевидения вам нравятся?», молодые люди перечисляют только названия информационных программ – «Время новостей», «Вести-Дагестан» и «Новости24».

Почем нынче «опиум» для народа

Такие неблагоприятные для республиканского телевидения результаты опроса – следствие неадекватной информационной политики каналов, считают эксперты. Руководители государственных СМИ забывают, что надо учитывать желания, прежде всего, своего работодателя, выполнять только его прихоти. Они забывают, что реальный их работодатель – читатель или зритель, на чьи деньги (налоги) существует СМИ. К великому сожалению, республиканские госСМИ «рекомендации» чиновников об «обелении» власти приняли к исполнению и смирились со своей унизительной ролью служанки. Они для себя давно решили, что «если сыт, пьян и нос в табаке, – как справедливо пишет известный журналист Владимир Касютин, – то можно и дальше у хозяина столоваться».

В этом году на республиканском государственном канале одна за другой вышли две программы, посвященные проблемам экологии. В «Акцентах» министр минприроды Набиюла Карачаев рассказывал об успехах своего ведомства, а «Территории общения» собрали «консилиум» специалистов, чтобы обсудить острые проблемы охраны окружающей среды. Но за полтора часа драгоценного эфирного времени журналисты так и не отважились озвучить самые болевые вопросы, волнующие сегодня дагестанцев.

Пятый год в Дагестане, например, продолжается жесткое противостояние между защитниками Самурского леса и строителями водозабора в природном комплексе. В хронику этого варварства уже вписаны стычки с ОМОНом, суды, митинги и пикеты. Люди требуют прекратить строительство в реликтовом лесу, которое приведет к катастрофе уникальной экосистемы. Московские экологи и международные экологические организации давно бьют тревогу. А ведущие наших государственных телекомпаний словно прилетели с Марса, не знают о существовании этой горячей точки на юге Дагестана и не тревожат своих собеседников неудобными вопросами по острой теме. Они осторожно обходят и другую трагедию, которая беспокоит всех махачкалинцев – гибель Эльтавского леса. Прикрываясь громкими разговорами о развитии в городе парковых зон, чиновники в последние годы уже вырубили половину этой зеленой зоны, уничтожают «легкие» Махачкалы. Между тем, ситуация в городе и так критическая, по оценке экологов, сегодня парков и зеленных насаждений в Махачкале в 40-60 раз меньше, чем предусмотрено санитарными нормами. Но ведущие программ, посвященных экологии, снова не осмелились обратить внимание профильного министра и у других ответственных лиц на эту проблему. Таких беззубых передач-«пустышек», по мнению экспертов, много в эфире государственных каналов.

Сегодня цензура на государственных каналах жестче, чем во времена СССР. Вспомните, когда вы видели в эфире материалы о мошенниках – главах городов и районов? Или о ворах – министрах и депутатах? Не вспомните. А в жизни, согласитесь, мы с ними часто встречаемся.

Справедливости ради отметим, что ситуацию на республиканском телевидении спасают рядовые журналисты – корреспонденты новостных программ, они, к счастью, пока не так подобострастны, как их «звездные» коллеги из тематических редакций, они продолжают готовить острые репортажи про Самурский заказник, про Эльтавский лес и про многострадальное озеро Ак-Гель. Информационщики поднимают и другие острые экологические и социальные проблемы. Результаты опроса свидетельствуют, что люди ценят такое служение обществу: зрители не вспомнили названия практически ни одной передачи из пухлой сетки вещания госканалов, кроме новостных программ.

Очевидно, что сегодня «пипл» не все «хавает», народ стал разборчив и, самое главное, у него уже есть выбор. Люди в поисках правды переключают каналы, уходят в Сеть.

Вне зоны доступа?

По мнению экспертов, не только отсутствие свежих идей и творческой свободы, а также наступление Интернета сегодня являются реальной угрозой существованию республиканского телевидения. Региональное ТВ скоро, может, оказаться недоступным для зрителей и по техническим причинам. В 2018 году телевидение России полностью переходит на «цифру». Новый формат станет приходить в дом к зрителям мультиплексами — пакетами, которые передаются на одной частоте. В первый и второй мультиплексы уже вошли двадцать федеральных телеканалов.

До кризиса власти собирались запустить и третью цифровую десятку, в которую планировали включить региональные каналы, но идею недавно признали экономически невыгодной. Ежегодно телекомпании должны выплачивать Российской телевизионной и радиовещательной сети (РТРС) почти по миллиарду рублей на строительство необходимой инфраструктуры и поддержание сигнала. Пока временно ежегодные выплаты снизили до 150 миллионов, но с 2019 года стоимость вещания снова может подняться до этой астрономической суммы.

В Минкомсвязи пояснили, что телеканалы, желающие вещать и дальше в аналоговом формате, такую возможность получат: для этого им достаточно договориться с распространителем сигнала – РТРС. Но государство с 2018 года перестанет субсидировать аналоговое телевидение. Год назад руководители Минкомсвязи предложили региональным вещателям дружить с операторами кабельных сетей. На этот дешевый способ доставки телевизионного сигнала до потребителя в других регионах уже переходят. А в нашей же республике, судя по всему, пока не очень озабочены судьбой общедоступного телевидения и вопросами информационной безопасности региона. Прощай, «голубой экран»?

Автор: Алик Абдулгамидов