За что судят Кубасаева?

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\DY-smA4XUAEG5gU (1).jpg

Третий месяц в Москве продолжается процесс по делу Курбана Кубасаева. Руководителя дагестанского УФАС обвиняют в получении взятки в размере 2,5 млн рублей в виде денег, швейцарских часов и охотничьего ружья от директора Дирекции единого государственного заказчика – застройщика Шамиля Кадиева. Она была дана якобы за то, чтобы Кубасаев не препятствовал проведению дирекцией аукционов на право заключения государственных контрактов. А что, как говорится, в сухом остатке?

В ходе многочасовых обысков деньги у Кубасаева как дома, так и на работе не обнаружены. Правоохранительными органами также не документирована передача денег от Кадиева руководителю дагестанского УФАС, хотя следствие заявляло, что директор Дирекции единого государственного заказчика – застройщика давно находился под наблюдением ФСБ и его разговоры прослушивают.

Кроме денег, следствие в качестве взятки инкриминирует Кубасаеву охотничье ружье. Но оно, достоверно известно, куплено самым Кубасаевым, так как без лицензии сегодня покупать оружие в магазинах невозможно. Более того, продавец магазина в ходе следствия опознал только Курбана Кубасаева, как человека, который приобрел ружье, а Кадиева он вообще не опознал и сказал, что никогда его не видел.

Федеральные СМИ со ссылкой на СКР сообщали, что во время обыска в кабинете Кубасаева обнаружены дорогие часы. Они, по версии следствия, естественно, получены в качестве взятки от Кадиева. Но журналисты из Москвы только не уточнили, что у Курбана Кубасаева изъяты наградные часы, подаренные ему Главкомом ВВ МВД России и начальником ГРУ Минобороны РФ – как одному из лидеров ополчения 1999 года.

В суде обвинение теперь вынуждено демонстрировать коробку от дорогих часов, якобы найденную после четвертого обыска в доме тещи Кубасаева. Свидетели на процессе уже заявляли, что ее оперативники подбросили после завершения обыска. Попытки обвинения привязать эту коробку к подаренным, по версии следствия, подсудимому часам Hublot провалились. Просмотр видеоматериалов официальных встреч, опросы свидетелей и ОРМ выявило, что Кубасаев никогда не носил часы Hublot. Официальный дилер часовой фирмы также никак не может подтвердить факт покупки именно этих часов. Защита спрашивает: почему к делу не приобщены бухгалтерские документы и чеки на покупку дорогих часов? Может, потому что коробку подкинули, а номер референса часов (индивидуальный номер часов по каталогу производителя) и скретч-карты коробки от часов (карта из картона или пластика с нанесённой на ней некой секретной информацией) не совпадают?

И теперь – главное. Сторону защиты и общественность весь период следствия вводили в заблуждение, сообщая о том, что Кадиев дает показания против Кубасаева. Из-за отсутствия доступа к материалам следствия, мы тоже, возможно, пользовались этой некорректной информацией оперативников в своих статьях, в связи с чем приносим извинения читателям. В ходе судебных заседаний и исследовании материалов уголовного дела выяснилось, что Кадиев не давал показания против Курбана Кубасаева. Предполагаемый взяткодатель в течение 1,5 лет сидел в СИЗО, но он не говорил следователям о том, что давал взятки руководителю дагестанского УФАС, нет в уголовном деле таких показаний, не проводили очные ставки. Очевидно, что ломается вся конструкция состава преступления – так как нет взяткодателя.

Суд сегодня руководствуется только частными разговорами по телефону между Шамилем Кадиевым и его заместителем Вартаном Григоряном, зафиксированными еще в 2013 году. Они, в частности, обсуждали, как раздобрить Кубасаева, сколько ему занести, чтобы тот якобы не «ломал» контракты. В ходе видеоконференции Григорян подтвердил, что он общался с Кадиевым, но заявил, что никогда не давал взятки Кубасаеву.

Верховный Суд РФ давно разъяснил, что обещание взятки не является преступлением. Более того, в постановлении подчеркнуто, что «наличие аудиозаписи зафиксировавшую только предложение дать взятку, не может служить достаточным доказательством для вывода о виновности в совершении указанного преступления». Это толкование ст.290 УК РФ, данное Верховным Судом РФ, обязательно для всех судов общей юрисдикции.

Известно также, что факт получения взятки помогают доказать материалы, добитые в результате оперативно-розыскных мероприятий: помеченные купюры, переданные как предмет взятки, аудио или видеофиксация момента передачи взятки и протокол задержания с поличным. Так сказано в УК и УПК. А у обвинения, как нам известно, ничего из этого списка нет. Тогда за что же судят Кубасаева?

Очередное заседание Лефортовского районного суда по делу Кубасаева пройдет 22 апреля.

Алик Абдулгамидов