УФСИН Дагестана: жизнь по понятиям?

Генеральному прокурору

Российской Федерации

Краснову И. В.

Уважаемый Игорь Викторович!

В июле 2019 года Лефортовский районный суд города Москвы приговорил руководителя Управления ФАС России по Республике Дагестан Кубасаева Кубасая Магомедовича к 5 годам колонии строгого режима по части 4 статьи 290 УК РФ. В последующем Кубасаева К.М. этапировали в ИК-2 (Республика Дагестан, поселок Шамхал). Место отбывания лишения свободы определили в соответствии с частью 1 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, где указано, что «осужденные отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены». В части 1 статьи 81 закона подчеркнуто, что «осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания в одном исправительном учреждении».

Но 26 апреля 2020 года осужденного Кубасаева тайно ночью вывозят из ИК-2 в неизвестном направлении, больше недели ни родственники, ни адвокаты не имели никакой информации о его судьбе. Как позже выяснилось, отбивающего наказание осужденного в разгар пандемии коронавируса из места отбывания лишения свободы почему-то этапировали в Ульяновскую область. В УФСИН России по Республике Дагестан на обращения о причинах этапирования Кубасаева в другой субъект отвечают отписками, пишут, что «перевод осуществляется с требованиями Российского законодательства».

При этом не указывают, в соответствие с какой статьей и какого закона изменили место отбывания лишения свободы Кубасаеву.

Между тем, в Уголовно-исправительном кодексе РФ четко определены причины, по которым осужденного могут направить для отбывания наказания в исправительные учреждения на территории других субъектов РФ. В части 1 статьи 73 Уголовно-исправительного кодекса РФ сказано, что только в исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в исправительные учреждение, расположенное на территории другого субъекта РФ. Но Кубасаев не давал согласие на перевод на новое место отбывания наказания, он не требовал обеспечить его личную безопасность за пределами Республики Дагестан, а климат Ульяновской области противопоказан его здоровью (врачи зафиксировали у него букет хронических заболеваний). Более того, учреждение ИК-2, где отбывал наказание Кубасаев, как известно, не планируют реорганизовать или ликвидировать, чтобы перевести осужденного в другое учреждение в другом субъекте.

В части 4 статьи 73 прописана еще одна причина, по которой осужденного могут перевести из одного исправительного учреждения в другое. Речь идет об осужденных, в отношении которых имеется информация об их приверженности к идеологии терроризма, исповедовании, пропаганде или распространении ими такой идеологии. Но Кубасаев, напоминаю, осужден по ч.4 ст. 290 УК РФ, во время боевых действий в Дагестане возглавлял ополчение, с оружием в руках сражался с экстремистами, указом президента Путина за проявленное мужество в борьбе с экстремистами награжден медалью «За отвагу». Тогда на основании какого закона его этапировали в Ульяновскую область из Республики Дагестан, где он по российскому закону должен был отбыть весь срок наказания? Или сотрудники УФСИН так решили наказать семью осужденного Кубасаева Кубасая Магомедовича, лишив ее даже редких свиданий? Отмечу, что дома остались четверо малолетних детей (старшему – 10 лет).

Бесспорно, никаких законных оснований для изменения места отбывания лишения наказания у сотрудников УФСИН не было. Полагаю, его этапирование в другой регион прошло не без участия коррумпированных дагестанских чиновников, с «аппетитами» которых он воевал на посту руководителя территориального управления ФАС. Поэтому прошу Вас вмешаться в судьбу Кубасаева К.М. и в соответствии с полномочиями, которыми Вы наделены российским законом, предпринять шаги по отмене незаконного решения органов УФСИН об этапировании осужденного по ч.4 ст. 290 Кубасаева К. М. в Ульяновскую область. Полагаю, любой гражданин России имеет право рассчитывать на защиту его прав и интересов органами государственной власти, особенно в условиях, когда он ограничен в возможностях самому защищать свои нарушенные права и интересы.

Алик Абдулгамидов,

лауреат премии Правительства Российской Федерации в области СМИ за 2019 год.

P.S. Как стало известно из источников внутри УФСИН по РД, Кубасаев К.М. был этапирован за пределы Дагестана по инициативе оперативного отдела ФКУ ИК-2. Говорят, что его перевод в Ульяновскую область якобы осуществлен для обеспечения личной безопасности осужденного. Сотрудники УФСИН заявляют, что у них якобы есть оперативная информация о том, что осужденные, отбывающие наказание в исправительном учреждении ИК-2, высказывали угрозы физической расправы над Курбаном Кубасаевым. Но ни Кубасаев, ни его представители так и не получили внятных ответов об источниках угроз, представители УФСИН не представили им якобы имеющиеся у них материалы оперативно-розыскных мероприятий. Более того известно, что Кубасаев не писал заявление с требованием обеспечить его личную безопасность. Тогда откуда такая «забота» об осужденном?

Вряд ли можно говорить об искреннем стремлении сотрудников УФСИН Дагестана спасти Кубасаева от мифических киллеров. Ставит под сомнение достоверность этой информации еще один факт. 3 марта 2020 года начальник оперативного отдела ИК-2 подписал Заключение «Об истребовании наряда на перевод для дальнейшего отбывания наказания за пределы Республики Дагестан осужденного Кубасаева К.М.». Документ подготовлен буквально через неделю после прибытия осужденного в исправительное учреждение. Такая оперативность, как мне кажется, свидетельствует только о стремлении руководства УФСИН скорей избавится от популярного в республике человека – экс-руководителя территориального управления ФАС. Но кто заказал его спешный перевод в другой регион? Видимо, коррумпированные дагестанские чиновники боятся его и за стенами колонии.

Любопытно, что, когда была реальная угроза жизни Курбана Кубасаева, правоохранительные органы не продемонстрировали такой оперативности, не предприняли никаких мер по обеспечению его безопасности. В 2017 году некий дагестанский бизнесмен действительно заказал ликвидацию руководителя Управления ФАС России по Дагестану и успел даже авансировать услуги наемного убийцы. Об этом сообщали СМИ. В правоохранительных органах республики есть заявление Кубасаева о готовящемся на него покушении и видеозапись признаний киллера. Но в МВД так и не возбудили уголовное дело по факту. Тогда руководитель ФАС России Игорь Артемьев лично обратился в МВД и ФСБ республики с просьбой обеспечить охрану своего подчиненного. Но дагестанские правоохранители отказались выделить Кубасаеву телохранителей: сотрудники силовых ведомств были заняты охраной «важных персон» – глав районов, депутатов, министров и бизнесменов. Теперь многие из этих «ценных кадров», когда-то находившиеся под госохраной, объявлены в розыск за совершение тяжких преступлений и скрываются в арабских странах, Турции и на Украине.

А.А.