Суд по делу Кубасаева: Прокурор пытается спасти «честь мундира»

http://dagpravda.ru/wp-content/uploads/2018/11/25.jpg

В четверг в Лефортовском районном суде Москвы, где рассматривается дело руководителя дагестанского управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС) Курбана (Кубасая) Кубасаева, государственный обвинитель запросил для подсудимого десять лет колонии строгого режима. 

По версии следствия, в 2013–2015 годах Курбан (Кубасай) Кубасаев получил в качестве взятки деньги, швейцарские часы и охотничье ружье на общую сумму 2,5 млн рублей от директора Дирекции единого государственного заказчика-застройщика Шамиля Кадиева. За взятку он якобы не препятствовал проведению Дирекцией аукционов на право заключения государственных контрактов.

Руководителя УФАС давно хотели нейтрализовать и чиновники, и правоохранители, и бандиты. Своей принципиальностью и жесткостью он многим в республике попортил крови. Поэтому с первых дней ареста Кубасаева заказной характер этого уголовного дела мало у кого в республике вызывало сомнение. Косвенно ангажированность следствия по делу Кубасаева, как считают пользователи соцсетей, подтвердил и глава республики Владимир Васильев. Он в ходе различных интервью почему-то из почти 200 дагестанских чиновников, попавших под пресс правоохранительных органов, как мантру повторял только имя Кубасаева, хотя руководителю УФАС инкриминировали ничтожную сумму по сравнению с другими «жертвами» борьбы с коррупцией.

Представители Следственного комитета России громко отрапортовали обществу об аресте «крупного коррупционера», а потом забуксовали. Под предлогом «необходимости провести большой объем следственных и иных процессуальных действий, в том числе с выездом в различные субъекты РФ» постоянно просили суд продлевать содержание подозреваемого под стражей. Отца четырех малолетних детей, по сути, без каких-либо на то оснований целый год продержали в СИЗО. Через двенадцать месяцев гора (Следком РФ) родила мышь.

Очевидно, генпрокуратура тоже решила не отставать от передовиков антикоррупционного фронта и, не вникая в суть обвинения, которое, по мнению адвокатов, построено только на предположениях, утвердила его. Не важно, что подозреваемый не был задержан с поличным. В уголовном деле также нет фотографии, аудио и видео момента передачи взятки, в ходе обыска в кабинете и дома не обнаружены предметы взятки, в частности, помеченные купюры. Более того, следствию не удалось установить сам факт получения подозреваемым денег и подарков.

Разумеется, в ходе судебного разбирательства уголовное дело стало рассыпаться, свидетели не подтверждали обвинения, генпрокуратура занервничала и отозвала двоих своих гособвинителей. Под напором защиты Кубасаева признать очевидные проколы следствия хотя бы частично вынужден был уже третий в процессе гособвинитель. Он заявил о недоказанности передачи подсудимому двух миллионов рублей в качестве взятки и отказался от обвинения по этому эпизоду. Видимо, гособвинитель хорошо понимает, что обвинительный приговор (ч.4 ст. 302 УПК РФ) не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Закон однозначно говорит, что предположение о виновности лица в совершении преступления при отсутствии относимых, допустимых и достоверных доказательств не может служить основанием для постановления в отношении подсудимого обвинительного приговора.

Но полное признание абсурдности всех обвинений против руководителя дагестанского ФАС чревато возможной ответственностью тех, кто причастен к преследованию Кубасаева – Следком, Генпрокуратура и представители ФСБ. Поэтому гособвинитель любой ценой добивается обвинительного приговора. Он считает доказанными факты дарения Кадиевым Кубасаеву часов и ружья. Кроме наказания в виде лишения свободы, обвинитель попросил суд приговорить руководителя УФАС к штрафу в 20-кратном размере от суммы взятки и аресту принадлежащего ему имущества до полного исполнения наказания. За что?

Напомним, что ходе длительного судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления и по этим двум эпизодам не доказана. Защита сравнила уровень доказательной базы в деле с разговорами на втором рынке в Махачкале: одни предположения и слухи. В частности, Кадиев якобы подарил часы Кубасаеву, но в ходе обысков они не обнаружены. В деле фигурирует только некая коробка от часов «Хаблот». Защита заявляет, что, во-первых, это не коробка от часов, а коробка от скретч-карты, на которой записано когда и где были куплены часы. Во-вторых, эта коробка была обнаружена в отсутствие понятых, о чем есть соответствующая запись в протоколе изъятия. Более того, на суде свидетели заявили, что эту коробку подбросили оперативники.

В обвинительном заключении говорится, что и деньги, и часы Кадиев передал Кубасаеву в доме, а после в магазине оружия в Махачкале по подаренному ему Кадиевым документу руководитель УФАС получил предназначенное в качестве взятки оружие.

Но все свидетели, допрошенные в суде, заявили, что слышали о якобы подаренных Кубасаеву часах и ружье от самого Кадиева либо от его окружения, но сами при передаче ценностей не присутствовали. А Григорян, с которым Кадиев обсуждал варианты дачи взяток Кубасаеву, не исключил, что Кадиев мог ввести его в заблуждение относительно своих коррупционных связей с Кубасаевым.

Защита настаивает на невиновности Кубасаева. Адвокаты заявили ходатайство об исследовании видео, записанного Шамилем Кадиевым и опубликованном им на хостинге YouTube На видео Кадиев демонстрирует свой паспорт, чтобы доказать личность, и часы, которые Кубасаеву вменяют в качестве взятки, дает пояснения по телефонным разговорам со своим заместителем Вартаном Григоряном и говорит о том, что не давал взятку руководителю УФАС.

Кроме того, защита заявила еще одно ходатайство – о приобщении к делу письменного заявления Шамиля Кадиева. «Он около полутора лет содержался под стражей, и за все это время никаких вопросов ни к Кубасаеву, ни к Кадиеву по поводу Кубасаева не возникало. Хотя так называемые оперативно-разыскные мероприятия были проведены, и прослушка телефонных переговоров имелась в распоряжении правоохранительных органов», – отметил защитник, продемонстрировав заявление, которое Шамиль Кадиев направил генпрокурору России Юрию Чайке и судье Сергею Рябцеву, ведущему дело Кубасаева. В заявлении говорится, что Кадиев не может явиться на суд по делу Кубасаева, так как вынужден скрываться из-за сфабрикованных в отношении него уголовных дел.

Но судья не удовлетворил ходатайства защиты – отказал в приобщении к материалам дела видео и письменного заявления Шамиля Кадиева. В понедельник продолжение суда.