Подарок для Бастрыкина, или За что судили Кубасаева

C:\Users\Compaq\Desktop\original.jpg

Лефортовский райсуд Москвы вынес первый приговор чиновнику, арестованному в рамках так называемой декриминализации Дагестана. Правда, руководитель дагестанского управления ФАС Курбан Кубасаев получил в два раза меньший срок, чем просила прокуратура. Но от этого объявленный вердикт по громкому уголовному делу не стал понятным, он вызывает еще больше вопросов, чем раньше.

Эксперты говорят о ручном управлении правосудием и о политизации процесса. Если и последующие московские суды над дагестанскими чиновниками будут проведены по такому же сценарию, то в обществе они вызовут только недоумение и разочарование.

Лефортовский театр

На процессе меня не покидало ощущение, что сижу не на суде, а в партере театра абсурда. Судья и гособвинитель участвуют в спектакле по мотивам знаменитого романа Франца Кафки «Процесс» и требуют, чтобы все в зале тоже играли по правилам их труппы. Судят невинного человека. Неважно за что. Важен сам процесс. Но уловить логику и понять, кто управляет им, практически невозможно!

Подсудимый в железной клетке. Его охраняют четверо охранников и здоровая собака. Кажется, что судят главаря меделянского картеля, а не отца четырех малолетних детей, федерального чиновника, имеющего большие заслуги перед государством, которому, в конечном итоге, будет вменен ущерб на сумму не более 500 000 руб!

Фемида на этом процессе, как мне показалось, была не только слепа, но и глуха. Ходатайства защиты редко удовлетворяла. Судья то краснел, то моргал в растерянности, когда видел, что слепленное из компиляций лжи, предположений и абсурда уголовное дело на глазах разваливается и пьеса идет не по утвержденному сценарию. Даже засекреченные свидетели обвинения признавали невиновность Курбана Кубасаева, отчего судья еще больше погрустнел. «Молодой, переживает за свою карьеру: не вечно же ему сидеть в этом районном суде», – сочувственно покачал седой головой сосед по судебной скамейке – старик в тюбетейке.

Ситуация становилась все абсурднее. В основу обвинения ложатся телефонные прослушки экс-директора ГКУ РД «Дирекция единого заказчика-застройщика» Шамиля Кадиева, который рассказывает своим приятелям, что собирается подкупить Кубасаева. На суде выясняется, что расшифровки этих переговоров из уголовного дела, странным образом не всегда совпадают с аудиозаписями на дисках.

Свидетели обвинения – продавцы магазина заявили, что охотничье ружье, которое инкриминировалось главе УФАС в качестве взятки, было куплено им самим с документальным финансовым подтверждением. Такая же незадача случилась с инкриминируемыми швейцарскими часами. Их при обыске, вопреки утверждениям представителей Следкома РФ, не изымали, их никто не видел. В уголовном дело имеется только некая коробка, которая якобы от «HUBLOT» и больше ничего – ни отпечатков, ни свидетелей, ни показаний; ни следствием, ни судом, не установлено главное – кто, когда и при каких обстоятельствах мог передать эти часы обвиняемому? Нет ни одного свидетельского показания, что эти часы видели у Кубасаева!

Скорее – обратное. В интернете с видеообращением объявился основной свидетель, экс-директор ГКУ РД «Дирекция единого заказчика-застройщика» Шамиль Кадиев, который обвинения в адрес Курбана Кубасаева назвал абсурдными и взятыми из пустых телефонных прослушек между ним и его заместителем. Более того, он демонстрирует в кадре на своей руке часы, которые по версии следствия и обвинения якобы были подарены руководителю УФАС. Предполагаемый взяткодатель, скрывшийся от следствия то ли в Стамбуле, то ли в Одессе, утверждает, что денег и ценностей Кубасаеву не передавал. Но судья его не слышит, а важное свидетельское показание отклоняется по причине того, что «невозможно достоверно установить личность свидетеля». Извините, но вам не кажется, что доказательство вины – это задача следствия, а не подсудимого?

«Согласитесь, если преступление имело место, его следует тщательно расследовать, а не имитировать долгими месяцами расследование. Очевидно, что и суд не должен превращаться в исполнителя политического заказа, он должен быть бесстрастным, справедливым, он должен следовать букве Закона. В противном случае, эффект в обществе от разрекламированной борьбы с коррупцией скорее будет обратным, а вера в торжество Справедливости в очередной раз умрет!» – возмущается политолог Алексей Багров.

В Генпрокуратуре внимательно следили за процессом, она спешно ввела в процесс уже третьего государственного обвинителя. Под давлением аргументов защиты стороне обвинения в ходе процесса все же пришлось отказаться от обвинений в получении наличных денег в сумме 2,5 млн руб: денег никто не видел, даже формального намека на доказательство вины в деле нет.

Судье снова неуютно, он снова краснеет, но, встретившись взглядом с гособвинителем или юрким сотрудником ФСБ, опекавшим процесс, он опять приобретает непроницаемый вид. Судья превращается в «хранителя Закона» и в примерного представителя правосудия, который, как говорили в недалеком прошлом, «хорошо понимает политику партии и правительства».

И 1 июля суд выдает желаемое Системе решение – виновен. «Эх, молодежь, молодежь…», – укоризненно посмотрел на судью и покачал головой сосед-старик. Он давно живет в Москве, не знаком с подсудимым, но часто приходит на суд: говорит, Кубасаев очень помог его сыну-фермеру, когда его прессовали чиновники. Болеет, как говорит, «за хорошего парня».

Театр абсурда продолжается. Курбана Кубасаева приговорили к пяти годам строго режима за то, что он не совершал. Спасибо, что не десять лет «строгача», как просил гособвинитель. Суд дал срок за ружье, которое заядлый охотник лично на свои деньги купил в магазине: есть запись в лицензионном журнале о том, что именно Кубасаев купил оружие, продавцы подтверждают факт покупки. Более того, продавцы оружейного магазина не опознали предполагаемого взяткодателя Шамиля Кадиева как своего возможного покупателя.

Дальше авторы этого спектакля превзошли даже великого Кафку. Инкриминируемые в качестве взятки часы не нашли – не беда. Суд взяткой признает кусочек пластика – скретч-карту, на которой записано когда и где были куплены часы. Опять же не беда, что на ней нет отпечатков обвиняемого и то, что понятые и адвокат показали, что оперативник ФСБ некий Кутумов подбросил ее после завершения обыска. О чем, кстати, есть также запись в протоколе обыска. Но для суда все это оказалось не важно, как и то, что невинному человеку ломают жизнь.

«Подарок» для Бастрыкина

Глава Дагестана Владимир Васильев с первого дня ареста руководителя УФАС России Курбана Кубасаева не скрывал своего особого интереса к этому уголовному делу. Во время встречи с премьер-министром Дмитрием Медведевым глава республики в качестве примера эффективной борьбы с коррупцией назвал именно фамилию Кубасаева, а не имена, к примеру, председателя правительства, вице-премьеров или министра здравоохранения РД. Потом в ходе многочисленных интервью это повторялось много раз.

Дагестанская независимая пресса писала, что в июле прошлого года, когда в республику прибыли представители центрального ФАС, на вопрос гостей, почему у Васильева появились претензии к Кубасаеву, тот ответил в том духе, что «дыма без огня не бывает» и «силовые структуры разберутся». Позже, выступая в Лефортовском суде Москвы, помощник руководителя ФАС России Павел Субботин заявил, что дело в отношении Кубасаева заказное и ему, как руководителю управления «поступали угрозы, оказывалось всяческое давление, чтобы он добровольно покинул должность». Субботин тогда подробно рассказал о своей встрече с главой Дагестана и сообщил, что Васильев «охарактеризовал Кубасаева, как резкого и вспыльчивого человека».

Близкие к администрации президента московские телеграм-каналы причиной уголовного преследования Курбана Кубасаева прямым текстом называют его нежелание закрывать глаза на проведение незаконных тендеров. Инсайдеры утверждают, что Кубасаев, в частности, противился незаконному проведению тендеров в пользу татарстанских групп, чем вызвал гнев властей республики. Руководитель УФАС неоднократно высказывался также против планов организации тендеров на торговых площадках Татарстана и против привилегий варягам.

А в уже совсем жесткий клин Кубасаев вступил с властями, когда те задумали передать Минобороне без торгов строительство всех социальных объектов в республике. Судя по документам, которые есть в распоряжении редакции, власти планируют передать Спецстрою более 70 объектов: ясли, детсады и школы. Военные строители продолжат также строительство республиканского долгостроя – подземного коллектора. Все, разумеется, пройдет без торгов и тендеров. Очевидно, что речь идет о простом перераспределении многомиллиардных бюджетных средств. Говорят, что крохи от большого пирога перепадут и местным субподрядным организациям. Но в Дагестане хорошо помнят, как себя вели представители Спецстроя, когда строили Ботлихский военный городок, сколько было воровства, скандалов! Кажется, они до сих пор полностью не рассчитались с дагестанскими строителями. А по стране таких негативных примеров, связанных с военными строителями, сотни!

Источники в дагестанском Белом доме говорят, что Кубасаев был против такой дискриминации местных строителей, он называл такую политику уничтожением налаженной индустрии. Тогда республиканские власти в категоричной форме предложил чиновнику добровольно отказаться от должности. На что Кубасаев резонно заметил, что его судьбу вправе решать только руководитель ФАС России Игорь Артемьев, а не руководитель региона.

Говорят, что дагестанские власти пытались решить проблему и напрямую с Артемьевым, но не встретил понимания. Тогда против Кубасаева возбудили уголовное дело, которое, как водится в таких случаях, было сшито на скорую руку, с крайне сомнительными уликами и абсурдными заключениями. Отметим, что для Артемьева даже арест опального руководителя регионального управления не стал основанием для его увольнения.

Через пять месяцев после ареста «коррупционера» Кубасаева власти Дагестана снова пытаются лишить его московского покровительства. «За большой вклад в проведение государственной политики в области развития конкуренции, предупреждения, ограничения и пресечения монополистической деятельности в республике» они наградили почетной грамотой руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева. Аналогичной грамотой награжден и статс-секретарь – заместитель руководителя ФАС России Андрей Цариковский. Оппоненты Кубасаева, очевидно, ожидали ответных шагов от Артемьева, но тот снова не сдал своего арестованного подчиненного – не освободил от должности руководителя республиканского УФАС.

«Центральный аппарат ФАС тем самым показал, что полностью доверяет Кубасаеву и не считает его причастным к каким-либо преступлениям. Дагестанское управление в Москве не первый год признают передовым за реальные дела. Кубасаев и его сотрудники сэкономили миллиарды бюджетных денег и вернули тысячи гектаров земель муниципалитетам, которых главы районов беззаконно распродавали, кстати, при попустительстве правоохранительных органов. Но республиканским властям, видимо, не нужны такие принципиальные и ответственные чиновники, которые интересы общества и государства ставить на первое место», – говорит сопредседатель общественно-консультативного совета УФАС России по Дагестану известный журналист Алик Абдулгамидов.

По слухам, все же роль катализатора во всей этой политико-криминальной истории сыграли руководители местного ФСБ, с которыми у Кубасаева были споры по строительным объектам: силовики якобы отдавали их без торгов «своим» фирмам. Рассказывают, что Кубасаева «упаковали» именно в тот день, когда руководитель Следкома РФ Александр Бастрыкин прибыл в Махачкалу мобилизовать правоохранителей на наступательную антикоррупционную борьбу.

Говорят, московского гостя такого высокого ранга власти Дагестана никак не могли отпускать без соответствующего его статусу «подарка». В начале даже вышла небольшая заминка. Тяжеловесов-казнокрадов на свободе вроде не осталось: председатель старого правительства и его заместители уже в Лефортово. Не рядового же министра-коррупционера предложить большезвездному генералу?!

Видимо, сильно огорчился Александр Иванович – как без подарков возвращаться в Москву? Но тут «конторские» засуетились, вспомнили упрямого и принципиального Кубасаева. Рассказывают, что когда Бастрыкин на закрытом совещании спросил: – Есть на него что-нибудь? – «фсбэшники» якобы бодро ответили: Наберем!

Правда, «подарок» получился недорогим – с натяжкой он потянул (по оценке оперативников) только на 3 млн рублей, но зато статью подобрали актуальную и громкую – взятка в особо крупном размере. Да еще чиновник федерального ведомства. Говорят, руководитель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин улетел из Махачкалы с широкой улыбкой на лице.

Всякому безобразию свое приличие

В древнем Риме была традиция, когда в целях назидания и напоминания «кто в доме хозяин» некоторых преступников доставляли в столицу империи – Рим, и там судили. По этой древней традиции диктаторов, нарушая Конституцию РФ, руководителя УФАС России по Дагестану Кубасаева тоже судили в столице – Москве. Очевидно, что для руководителей Дагестана очень желанным был обвинительный вердикт по его делу. Такой приговор уже сам по себе становится демонстрацией успешности антикоррупционной компании властей в республике. Поговаривают, будто поездка Васильева в столицу на лечение не случайно совпала с активной фазой судебного процесса над несговорчивым чиновником из дагестанского УФАС. Как сообщали накануне приговора прокремлевские телеграм-каналы, процесс над Кубасаевым давно приобрел политический окрас: на кон поставлена не только репутация команды Васильева, но и интересы новых элит влияния в Дагестане.

Эксперты отмечают, что для тревог и волнений у республиканских властей есть веские основания. Прошлый год в экономике для них был провальным: не освоены более 10 млрд бюджетных средств. По прогнозам экономистов, ситуация в республике кардинально не изменится и в этом году. В экономике, по-прежнему, успехи чаще виртуальные. Пока же в активе команды Васильева только громкие посадки – около 200 чиновников, против которых возбуждены дела. С экранов телевизоров все это пока, конечно, выглядит зрелищно: БТРы, десятки вооруженных автоматами спецназовцев ФСБ, строгие следователи центрального аппарата СКР и чиновники с черными пакетами на головах. Чистки продолжаются. Почти каждую неделю очередная партия чиновников оказывается под арестом. Работы на этом фронте еще много.

Как признается сам Владимир Васильев, российская Госдума в последние годы, по сути, лоббировали интересы преступников. Месяц назад на полях Петербургского международного экономического форума осторожный Владимир Васильев вдруг сделал сенсационное заявление (цитирую): «…мы говорим о том, что нужно менять законодательство – это правильно. Оно написано для воров и коррупционеров».

Автор цитаты кандидат юридических наук Васильев знает о чем говорит. Он более 15 лет занимал ключевые посты в Государственной думе Федерального собрания Российской Федерации: председатель комитета Государственной думы по безопасности, руководитель фракции партии «Единая Россия», заместитель председателя Государственной думы России. Тут невольно и к месту вспоминаешь также бывшего руководителя республики Рамазана Абдулатипова. После неожиданной для него отставки он растерянно заявил, что «у каждого дагестанского вора был куратор в Москве».

…В театре абсурда закончился первый акт. Приговоренный к пяти годам лишения свободы Курбан Кубасаев спокойно выслушал вердикт суда и заявил, что будет защищать свое честное имя. Его защита готовит апелляцию на приговор Лефортовского райсуда Москвы. Возможно, в ближайшее время мы станем свидетелями громкого процесса «Кубасаев против России».

И – последнее. Казнокрады и коррупционеры, безусловно, должны сидеть в тюрьме. Но нельзя под лозунгами борьбы с коррупцией уничтожать своих политических оппонентов. Так мы окончательно превратим страну в полицейское государство, где человеческое достоинство ничего не стоит, а мечты о Законе и Справедливости навсегда останутся заветными мечтами.

Иван Варавва (Москва)