Генерал Сергей Меликов и возрождение Дагестана. Миссия выполнима?

https://media.1777.ru/images/images_processing/269/2699658329410524.jpeg

Месяц назад Дагестан возглавил Сергей Меликов. Пока, судя по всему, боевой генерал занят рекогносцировкой территории, анализом ключевых проблем и формированием собственного видения развития республики. Новому руководителю республики есть над чем ломать голову. «Наследство» от предшественников досталось ему тяжелое.

Власть и мифы

За последние три года республика значительно «укрепила» свои позиции среди дотационных регионов. В 2020 году дотации в бюджет Дагестана достигли уже 72,892 млрд рублей. По данным сайта fincam.ru, в текущем году в нашей республике зафиксирован наибольший прирост дотационных отчислений – плюс 6,626 млрд рублей. Дагестан уверенно возглавляет десятку высокодотационных регионов России.

За время работы Владимира Васильева объем республиканского бюджета вырос. На 2020 год его утвердили в размере 138,5 миллиардов рублей, а два года назад он не превышал 100 миллиардов. Какие-то всплески полицейской активности по выдавливанию налогов из предпринимателей, конечно же, погоду не делают. Бюджет, прежде всего, вырос за счет федеральных средств. Однако, по бюджетной обеспеченности на душу населения республика по прежнему занимает одно из последних мест в стране – 44, 9 тысяч рублей.

Тем не менее, 138, 5 миллиардов рублей – сумма значительная, вроде бы радоваться надо, что у нас такой тучный бюджет. Но два год подряд республика не смогла освоить выделенные Москвой средства. По самым скромным подсчетам, команда Васильева «сэкономила» около 30 млрд рублей. В текущем году ситуация не лучше. Как признались члены правительства на совещании по вопросам социально-экономического развития республики, проведённого Сергеем Меликовым совместно с первым заместителем министра экономического развития Михаилом Бабичем, из 170 объектов, запланированных ввести в эксплуатацию в 2020 году, 27 будет перенесено на следующий год. Не случайно врио главы Дагестана, комментируя текущие статистические показатели, осторожно заявил, что «позитивных эмоций они не вызывают».

Для себя он уже открывает секреты «успехов» прежних правителей. «Дефицит мощностей водоснабжения, энергоснабжения, нехватка мест в дошкольных образовательных учреждениях, больничных коек, поликлиник, обучение в три смены — все это, в сочетании с высоким уровнем износа, ветхости имеющейся инфраструктуры, самым негативным образом сказывается на социально-экономической обстановке», — отметил Меликов.

По сути, три года подряд не выполняется программа социально-экономического развития Дагестана, она провалена. Дагестанцы не получили обещанные властями больницы, школы, детсады, дороги, водопроводы. Таков главный «успех» работы команды Владимира Васильева в экономике. Но об этом не принято было говорить. По уровню открытости бюджетных данных за 2019 год Научно-исследовательский финансовый институт Министерства финансов РФ поставил Дагестан на последнее место. А официальный портал правительства республики признан одним из самых закрытых в России.

О странной кадровой политике, о провалах в экономике, о коррупционном спруте в правоохранительных органах, об увлечении властей пиаром и виртуальным миром мы ранее писали в статьях «Владимир Васильев и жена цезаря», «Послесловие к посланию Народному Собранию главы республики» и «Тугоухость третьей степени, или На кого работают дагестанские власти».

Но московские политологи, члены Совета старейшин республики и дагестанские «аналитики» не уставали рассказывать, что «генералом президентской гвардии» «проделана неизмеримая по масштабу и значимости работа» и ее итог – «улучшение жизни людей, рядовых жителей Дагестана». Упоенно сочиняли о власти красивые мифы.

Дежурные «ораторы» и «публицисты» не замечали, что повседневная жизнь дагестанцев резко отличается от той, что «рисует» в федеральной прессе сам Владимир Васильев и его подопечные. По данным ФедералПресс, Дагестан остается чуть ли не самой бедной республикой в России. За последние два года количество людей, оказавшихся за чертой бедности, по самым скромным подсчетам выросло с 350 тысяч до 500 тысяч человек. Очевидно, что в текущем году их число как минимум удвоилось.

По данным экономистов, реальные доходы населения только за 2017-2019 – за первые два года правления Васильева – снизились почти на 10%. А общий экономический спад последних лет и ковидный локдаун еще сильнее ударили по семейным бюджетам. К среднему классу относятся лишь 3% дагестанских семей. Исследования агентства «РИА Новости» показали, что в нашей республике самый большой процент работников, которые получают меньше 15 тысяч рублей – более 34%. Одной из главных причин возрастающей бедности эксперты называют провал в реализации инвестиционных программ. Инвестиционный потенциал республики, по их оценке, очень низкий, а инвестиционный риск – экстремальный.

По оценке газеты «Коммерсантъ», в годы правления экс-главы Васильева росла безработица. В текущем году ситуация на рынке труда также не вызывает оптимизма. Если ее уровень в регионе в 2019 году вырос до 13%, то во втором квартале 2020 года уже составил 17,4%. По данным агентства «РИА Новости», в нашей республике на 100 открытых вакансий приходится более 23 тысяч безработных.

Экс-глава республики уверял дагестанцев, что низкие зарплаты и пособия скоро будут в прошлом, так «как формируется устойчивая финансовая база: увеличивается сбор налогов, выходит из тени бизнес, регистрируются имущество и земли». Пока же, по данным агентства «РИА Новости», реальные изменения в своей жизни почувствовали только чиновники. Агентство установило, что наивысшие зарплаты в Дагестане получают госслужащие – 39 тысяч рублей. Заработная плата членов правительства и администрации главы в прошлом году выросла в среднем в два раза. Между тем, отметим, что по размеру средних заработных плат Дагестан, по данным Росстата, в конце списка регионов страны.

«Крысиная любовь»

«Наша задача – создать условия работы, в которых честно и эффективно работать не только престижно, но и выгодно!» – это программное заявление, озвученное в послании главы РД Владимира Васильева Народному Собранию, осталось еще одним не реализованным красивым лозунгом. Активность бизнеса в республике заметно упала, малый бизнес стагнирует. По мнению его представителей, предприниматели в республике «исчезают» как класс. В ходе абдулатиповского «обеления» и васильевского «очищения» из почти 120 тысяч зарегистрированных индивидуальных предпринимателей осталось меньше половины.

Обещания властей о создании комфортной среды развития для бизнеса остались только обещаниями. Предпринимателям по-прежнему приходится платить и в казну, и проверяющим. Не все, разумеется, выдерживают такой непомерной нагрузки. По данным аналитиков компании СКБ Контур, в Дагестане в 2018 году прекратили свою деятельность более 5 тысяч компаний. В прошлом году ситуация также не изменилась к лучшему: республика по-прежнему в топ-10 регионов, где катастрофически «исчезают» предприниматели. Это не только представители полулегального бизнеса, которые осознав бесперспективность дальнейшего пребывания «в тени», просто закрываются. По словам гендиректора НП СРО «Гильдия строителей СКФО» Али Шахбанова, многие дагестанские строители ушли из республики и перерегистрировались в других регионах.

Говорят, что у крыс очень развит материнский инстинкт. Заботливая самка не дает и шагу ступить своему любимому чаду самостоятельно, она постоянно его опекает и тщательно вылизывает. Но нередко от усердного материнского ухода крыса-мама повреждает нежную кожицу детеныша и на ней выступает кровь. Тогда от вкуса и запаха крови у крысы включается другой, более сильный инстинкт, – инстинкт хищника и она съедает своего детеныша. Как говорится, залюбила насмерть. Не напоминает ли эта история отношения республиканских властей и правоохранителей к бизнесу?

Руководитель Дагестанского отделения Союза промышленников и предпринимателей и по совместительству президент ООО «Группа компаний фирма АС» Сефер Алиев говорит, что удар контролирующих органов, прежде всего, приходится на легальный бизнес. «Опека» проверяющих, по его мнению, навязчивая и чрезмерная: «За прошлый год на наши предприятия пришлось 32 проверки. Значит, чтобы существовать необходимо уйти в «в тень»?!».

Эксперты говорят, что рейды силовиков за «высокими надоями» привели только к незначительному увеличению налогов, но спровоцировали рост цен на топливо (бензин и газ), на потребительские товары, на коммунальные услуги (рост тарифов на вывоз мусора и капремонт) и на общественный транспорт. Тем временем, власти добровольно в другие регионы отдавали большие деньги, которые могли стать частью республиканского бюджета. В конце 2019 года именно по предложению республиканских властей ГКУ РД «Дирекция единого госзаказчика-застройщика» заключила с ФГУП «Главное военно-строительное управление №4» контракты на строительство в республике почти 70 объектов социального значения (школы и детские сады). Без конкурсов и тендеров. Сумма контрактов – около 12 млрд. рублей. В начале сентября разразился скандал. Выяснилось, что из этой суммы за три месяца до конца года освоено чуть более 1 миллиарда рублей. Фактически работа провалена.

Отметим, что ГВСУ №4 не является «налоговым резидентом республики», оно не зарегистрировано в Дагестане, и, естественно, налоги, о которых якобы пекутся власти Дагестана, уйдут не в республиканский бюджет, а в Краснодарский край. Как, впрочем, давно уходят за пределы республики деньги за электроэнергию и газ, потребляемые население, – в Ставропольский край. Думаю, речь идет о сотнях миллионов рублей. Но команду Васильева эти огромные потери дагестанского бюджета почему-то не заботили. Впрочем, то, что многие годы из Дагестана уводят огромные финансовые потоки, не беспокоят не только «варяг». Дагестанские парламентарии тоже хранят молчание.

Как говорят предприниматели, в ситуации, когда в республике нет развитой системы государственной поддержки малого бизнеса, уход от налогов — это часто вопрос выживания. Честно и эффективно работать в нашей республике пока не престижно и не выгодно. И, если не играть по правилам «опекающих», выбор у дагестанских предпринимателей небольшой: бизнес или отожмут, или задушат поборами. Поэтому процесс «исчезновения» ИП продолжается. Только в первой половине 2020 года, по данным Управления налоговой службы России по Дагестану, в Дагестане прекратили свою деятельность еще пять тысяч предпринимателей. В настоящее время в Едином реестре субъектов МСП по РД насчитывается всего чуть более 40 тыс. индивидуальных предпринимателей. Любопытно, что в далеком 1913 году в Дагестане было зарегистрировано около 140 тысяч кустарей (по нашему – индивидуальных предпринимателей). Видимо, царская власть им создавала более благоприятные условия для развития.

Прозаседавшиеся

«Привлечение инвестиций – это приоритетное направление. Данная работа должна иметь системный характер. Необходима полноценная стратегия развития на несколько лет вперед, которая пока в практике не просматривается», – заявил Сергей Меликов. Но вряд ли в республику придут инвесторы из других регионов пока здесь своих демонстративно и жестко многие годы прессуют и чиновники, и правоохранители.

Около восьми лет назад дагестанский предприниматель Фридун Шахпазов затеял за счет собственных средств строительство сразу двух школ в Магарамкентском районе. Одну, в селении Приморское, он достроил и безвозмездно передал республике. А в селе Бильбиль-Казмаляр он успел построить трехэтажное здание учебного заведения, но не смог его завершить. Как считают строители, за то, что предприниматель не дает откаты, против него сфабриковали уголовное дело, его счета и имущество арестовали, и у него теперь нет средств, чтобы закончить начатое. Альтруист оказался вне закона.

Долгожданная школа на 440 мест стала долгостроем. Трехэтажное здание стоит уже седьмой год без движения. Если бы власти помогли инвестору Шахпазову, то он за полгода завершил бы строительство школы и дети смогли бы ходить в новое светлое здание, а не продолжать учиться в разваливающемся строении. В действующей школе, построенной еще в 1934 году, нет никаких условий. Несколько лет назад над тремя классами сломались балки, и обвалилась крыша. Хорошо, что это произошло во внеурочное время и обошлось без трагедии.

Сейчас в школе бильбильказмалярские дети учатся в две смены. Но кабинетов не хватает даже для двух смен. Поэтому сделали учебные классы из мастерской, чтобы дети не ходили в школу в темное время суток. А рядом возвышается типовая школа, подведенная под крышу. Готов фундамент под спортзал и актовый зал со столовой. Но из-за отсутствия финансирования стройка заморожена.

Об этой школьной истории еще в 2016 году на форуме ОНФ рассказали президенту России. Путин дал поручение властям Дагестана помочь предпринимателю завершить строительство школы. Но прежние руководители республики – ни Абдулатипов, ни Васильев – не выполнили прямое поручение президента. На поверку республиканская программа частно-государственного партнерства оказалась пустой декларацией. Возможно, незаинтересованность чиновников в помощи инвестору связана именно с тем, что смета школы составлена экономно и похитить средств при ее строительстве проблематично.

Нельзя сказать, что на многочисленные обращения учителей и родителей власти республики не реагировали. Слушал ходатаев глава администрации главы и правительства Владимир Иванов, проводили совещания министры и вице-премьеры. В апреле 2018 года вопрос завершения строительства школы даже рассматривала специальная комиссия под руководством первого заместителя председателя правительства Гаджимагомеда Гусейнова. Обсудили, составили протокол, оформили поручения и – забыли.

После новой волны обращений и жалоб учителей и родителей в сентябре 2019 года вице-премьеры правительства Дагестана Гаджимагомед Гусейнов и Уммапазиль Омарова провели совместное совещание, где снова обсуждали вопрос завершения строительства школы. Вроде бы, наконец, определили пути решения проблемы. На первом этапе муниципалитет за счет республиканского бюджета выкупает незавершенную школу (специальная комиссия минстроя определила ее стоимость в 69, 7 млн рублей). На втором этапе объявляют конкурс на завершение строительства школы. Для полной ее готовности потребуется еще около 130 млн рублей. Итого за современную типовую школу на 440 мест из бюджета потребуется всего около 200 млн рублей. Снова оформили протокол, зафиксировали поручения, сроки их выполнения и назначили ответственных.

Однако за прошедшие после этих совещаний годы и месяцы проблема так и не сдвинулась с мертвой точки, бильбильказмалярские дети не получили новую школу, они продолжают учиться в аварийной школе, каждый день рискуя покалечить себя. А на новые свои обращения жители села и учителя получают из правительства одни отписки. При этом вспомним, что в бюджете республики десятки миллиардов неосвоенных рублей. И в 2021 году федеральная помощь на финансирование государственной программы «Развитие образования в Республике Дагестан» уменьшится на 10 миллиардов рублей. Возможно, это следствие нерасторопности дагестанских властей.

В конце октября из министерства экономики и территориального развития республики сообщили, что для окончательного решения школьной проблемы «необходимо проведение дополнительного совещания с привлечением заинтересованных органов исполнительной власти РД, ответственных за реализацию протокольных поручений». История развивается как в известном из школьных учебников стихотворении Владимира Маяковского. Теперь вся надежда родителей, учителей и детей на Сергея Меликова. Верят, что он выполнит поручение президента.

Тупик в конце коллектора

Для власти, которая заявляет о приоритетном развитии туризма в республике, подземный канализационный коллектор «Каспийск-Махачкала» должен был бы стать главной стройкой. Очевидно, что избалованных чистотой европейских и турецких пляжей туристов, как говорится, и калачом не заманишь в регион с катастрофической экологической ситуацией. По оценке экологов, ежегодно до 900 млн кубических метров грязных сточных вод сбрасываются в Каспийское море и оно превращено в помойку, опасную для жизни.

Авторы исследования, проведенного Центром информационных коммуникаций «Рейтинг» и журналом о внутреннем туризме «Отдых в России», видимо, не случайно признают Дагестан пока наименее привлекательным российским регионом с точки зрения въездного туризма. Такое положение, в частности, объясняется плохой инфраструктурой, низким уровнем экономического развития и катастрофической экологией Каспийского моря.

Коллектор из-за финансовых проблем около десяти лет назад не включили ни в одну госпрограмму и заморозили. Для ввода важнейшего объекта в эксплуатацию, по данным министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РД, еще необходимо достроить самотечный тоннельный коллектор длиной 5,1 км из 14,8 км предусмотренных проектом, главную канализационную насосную станцию (ГКНС), глубоководный выпуск очищенных сточных вод, аварийный выпуск, станцию обеззараживания сточных вод и сделать гидроизоляцию внутренней поверхности тоннеля.

Судя по официальным сообщениям, республиканские власти вроде бы были озабочены проблемой долгостроя, они регулярно проводили совещания, посвященные продолжению строительства подземного коллектора. Три года назад даже объявили, что «проектно-сметная документация на объект актуализирована, в ближайшее время заявка будет подана в федеральный центр для дальнейшего финансирования мероприятий. Остаточная стоимость строительства объекта составляет до 6 млрд рублей».

Подрядчики ООО «Тоннельспецстрой» и ОАО «СМУ-5», которые имеют еще не расторгнутый договор на строительство коллектора, готовы были при письменных гарантиях правительства работать даже в долг, чтобы срочно достроить так необходимый республике коллектор. Они, поверив в искренность намерений республиканской власти, в обращении к главе республики Владимиру Васильеву заявили, что «готовы завершить все работы на объекте за 5,465 миллиардов рублей». Подрядчики только требовали защищать их от вымогателей в погонах и обещали сдать объект в течение года «при одном непременном условии – нам представят гарантии того, что с нас не будут требовать откатов». Но Васильев таких гарантий не дал. Ему так и не удалось сформировать эффективную команду, которая смогла бы играть по честным правилам и при этом осваивать выделенные республике деньги. Чаще в кабинетах власти работали и работают, как справедливо писал один мой коллега, специалисты со спинами, готовыми гнуться в непрерывном поклоне, экстрасенсы, способные по движению бровей угадывать желание начальства, умельцы, готовые решать любые проблемы вместо того, чтобы просто добросовестно выполнять свои обязанности.

Такие «специалисты» возбудили против руководителей подрядных организаций уголовные дела, обвиняли их в хищении 252 миллионов рублей бюджетных средств. Позже, правда, сумму ущерба следователи без объяснений уменьшили в десятки раз. Отметим, что объект ранее неоднократно проверяли ФСБ, Счетная палата РФ, прокуратура РД, налоговая и УБЭП, Росфиннадзор РФ по РД и Росфиннадзор Ростовской области по заданию ФСБ России, но нарушений не выявляли.

В марте текущего года республиканские власти объявили – на завершение строительства очистных сооружений для Махачкалы и Каспийска необходимо 16,5 миллиардов рублей! За пару лет простой канализационный коллектор неожиданно стал чуть ли не золотым – подорожал почти в 3 раза. Чиновники заявили, что на строительстве коллектора будут использованы новые технологии, по их словам, потребуются также новая гозэкспертиза и новое проектирование. Видимо, пока в затянувшейся истории подземного коллектора рано ставит точку. На разработку новой проектно-сметной документации (ПСД) уже выделено 157 миллионов рублей. Еще 458 миллионов рублей предусмотрены на разработку ПСД второго этапа. Расходы бюджета растут, а коллектор, по-прежнему почти не виден.

Тем временем, в конце октября вышла из строя насосная на ГНС-6 и несколько дней неочищенные стоки прямиком текли в море. До 200 тысяч кубических метров фекалий в сутки. По мнению специалистов, вот-вот выйдут из строя и старые трубы, по которым качают канализационные стоки из Редукторного посёлка и тогда экологическая катастрофа на Каспийском море неизбежна. Пока деревянными чопиками затыкают дыры в этих трухлявых трубах. Но катастрофа не отменяется.

Снова надежды на перемены

Период правления Владимира Васильева в первую очередь, конечно же, ознаменовался масштабной антикоррупционной кампанией. За растрату бюджетных средств, получение взяток, мошенничество, превышение должностных полномочий и незаконное хранение огнестрельного оружия тогда были привлечены к уголовной ответственности около 300 чиновников. «Мы стали чемпионами в стране по количеству привлеченных к ответственности должностных лиц», – в день отставки с гордостью Васильев докладывал Путину.

С приходом генерала Васильева у многих дагестанцев появилась надежда, что власть освободится от криминально-политических элементов среди чиновников и местные коррупционеры умерят свои аппетиты. Телевизионная картинка, действительно, была красивая: БТРы, спецназ ФСБ, обыски, оружие, дворцы и обескураженные чиновники – в наручниках и с мешками на голове. Но место павших бойцов коррупционного фронта сразу же заняли другие. Система даже не покачнулась, она выдержала паузу и продолжала работать по своему прайс-листу, но с поправками на возросший риск. Как раньше продавали, так и продолжают продавать услуги и должности.

Коррупция в регионе не исчезла. Наши читатели из районов сообщают, что в разгар антикоррупционной компании как горячие пирожки разобрали должности заместителей директоров школ по безопасности – по 250-300 тысяч рублей за место. Место учителя в селе стоит 100-150 тысяч. А вот врачом в районах, говорят, можно устроиться бесплатно: вакансий много и работать некому. Но в городе наследникам Гиппократа надо стоять в очереди и участвовать в конкурсе «Кто больше?». Ставки высокие.

Но власть не замечала эту «торговлю». Словно высокопоставленные чиновники живут в другом мире. Недоумевали дагестанцы, когда из телевизоров слышали заявления Владимира Васильева, что «удалось остановить коррупцию, изменить кадровую политику, сделать власть открытой и обеспечить прозрачность при принятии важнейших решений… ».

На условиях анонимности представители строительной компании сообщили, что если до антикоррупционной компании они за разрешение на строительство жилого многоквартирного дома платили по 1,5 миллиона рублей за каждый подъезд, то теперь отстегивают чиновникам в два раза больше – по 3 миллиона. По данным бывшего мэра Махачкалы Мусы Мусаева, в столице республики в последние полтора года возведены около 200 высотных домов незаконно с массовыми нарушениями градостроительных норм. Если информация Мусаева достоверная, то «навар» чиновников от преступного строительного промысла даже по скромным подсчетам превышает 1 миллиардов рублей. Вспомним здесь еще и о 900 высотных домов, которых команда Васильева в первые месяцы своего пришествия признала незаконно возведенными. Вроде, их не сносили, значит, чиновники вошли в положение их хозяев и вопрос, видимо, решили, как принято. Посчитайте приход. Боюсь, калькулятор зависнет.

Другой размах за пределами городов. Для засевших на долгие годы в районах глав и их друзей «собирание земель» стало главным занятием. Местные общественники считают, что когда руководителя управления ФАС России по Дагестану Курбана Кубасаева, который мешал местным князькам незаконно присваивать земли, по сфабрикованному делу упрятали в тюрьму, вот и те распоясались. Главы нагло отбирают у СПК и простых жителей земельные надели. Говорят, что сотрудники местных МФЦ теперь месяцами только и заняты тем, что спешно оформляют на их родственников сады, пастбища и луга. До 1,5 – 2 тысяч гектаров на тухум.

А «взносы» за входные билеты в структуры МВД, ФСБ, Следственного комитета, прокуратуры или судов тоже никто не отменял. Там речь идет о суммах с шестью нолями. Так что слухи о смерти коррупции преждевременны. Она пока еще цветет пышным цветом.

Чтобы узнать об этих и других «художествах» разномастных коррупционеров республиканской власти было достаточно выйти в народ, пообщаться без услужливых посредников с простыми людьми на улицах и годеканах. Но республиканские власти предпочли круг избранных – Общественную палату, Совет старейшин и региональное отделение ОНФ –структуры жестко скроенные властью по своему образу и подобию. Послушные, внушаемые, гибкие. И на этих не частых встречах с так называемой общественностью получался не диалог, а монолог. Почти как при Абдулатипове.

Очевидно, что провалы в работе властей, допущенные в предыдущие периоды, еще долго будут сказываться на жизни дагестанцев, которые снова ждут перемен. Ожидается, что в декабре будут обнародованы основные направления Концепции развития Дагестана до 2025 года, о которой на днях объявил врио главы республики. Отрадно, что в самом начале пути Сергей Меликов заявил, что, кроме обеспечения безопасности граждан во время коронавируса и преодоления наболевших проблем социально-экономического характера, важным направлением своей деятельности он считает налаживание обратной связи с жителями республики. Значит, строить и преобразовывать наш Дагестан будем вместе. И тогда миссия будет выполнима.

Алик Абдулгамидов